Забыть невозможно

Забыть невозможно

0 39

Дорогая редакция «Весніка Магілёва»!

Позвольте в эти майские победные дни ликований рассказать о себе, о горестях, которые сохранила детская память. С годами многое забывается, но эти воспоминания хотела бы забыть — не получается.

Войну встретила еще школьницей. Вместе с одноклассником пришлось заменить взрослых у заводских станков. Сначала шесть месяцев нас обучали, как работать на станках. Это учение проходило под Архангельском, пос. Цигломень. После учебы направили работать в г.Молотовск (ныне Северодвинск) на военный завод. Там изготавливалось военное оборудование и строились военные корабли. Вспомнишь — вздрогнешь, потому что в руках были бомбы и снаряды, а не игрушки. Да и детство мое не назовешь счастливым. Мама заболела тифом и умерла, когда ей было всего 32 года.

Нас, детей, осталось четверо! Мне 6 лет, сестре 3 года и двойняшки по 11 месяцев. Трехлетнюю сестренку взяла бабушка, а я смотрела младших. Эта забота пала на мои плечи, так как отец работал в колхозе от темна до темна. Других помощников не было.

В 1946 году умер отец, и дома остались мы с сестрой, брата взяли в детдом. Я поехала за младшей сестрой. Когда приехали на станцию, был февраль, и все дороги после бури замело так, что не ходил ни один транспорт. Нас собралось несколько человек, и мы решили идти пешком, по очереди протаптывали друг другу дорогу. 100 км до г.Коргополя одолели за 2,5 дней. Дошли до Коргополя.

Попутчики уже были дома, а мне еще предстояло идти 50 км до Ухты. Я переночевала в гостинице и рано утром пошла одна. Мужчина, который ехал за дровами, немного подвез меня. Помню, как он стоял и мотал головой, как же я пойду одна, ведь кругом лес и волки. Сколько прошла — не помню. Вдруг с правой стороны трещат сучья, посмотрела, так и ахнула — волк! Я давай кричать, но он долго меня сопровождал, а потом отстал. Я в тот день прошла 40 км. Попросилась ночевать к одной бабушке, а она и говорит: «Как тебя волки не съели, повезло тебе! Неделю назад старика загрызли, одни ноги в валенках остались». У меня со страху отнялись ноги. Она вскипятила самовар, давай натирать мне ноги с какими-то наговорами и положила меня спать на печку. Утром я встала — ноги ходят, и еще дошла до дома 10 км тоже лесом. Всю дорогу ни одного человека не встретила. Я очень мало написала о войне, а ведь было столько всего… На чердаках гасили зажигалки. Завод наш охранялся очень сильно. Когда немецкие самолеты прилетят, кажется, все небо горит. Страшно было смотреть вверх. Немцы на завод, и вообще на город, сбросили только две бомбы. Один дом покосился, да на заводе котлы с кашей в столовой слетели. Вот какая была охрана военного завода.

Уже в зрелом возрасте, когда нас повезли с экскурсией от военкомата на «линию Сталина», и там я увидела зенитку, я ее целовала, как спасительницу! Большинство молодых девушек постарше у нас работали зенитчицами. Мы им завидовали: идут в форме, такие ладные, красивые. Вот такие мои воспоминания.

Зинаида Михайловна
БЕСТУЖЕВА,
г.Бобруйск

Нет комментариев

Оставить комментарий